Военно-патриотическое воспитание
Контактная информация

Адрес: 
195271, Санкт-Петербург,
Кондратьевский пр., д. 75, корп. 2

Тел./факс:
+ 7 (812) 412-57-88
Референт – Анна Кузнецова    

Электронная почта:
anb@delorus.com 








 
АлександроНевское братство


Свято-Троицкая Александро-Невская Лавра
05.03.2016

Петербург готовится достойно отметить годовщину.

В связи со 150-летием со дня рождения преподобного Серафима Вырицкого на доме №20 по Апраксину переулку будет установлена мемориальная доска …

На прошедшем в Санкт-Петербурге заседании Оргкомитета юбилейных торжеств, посвященных празднованию 150-летия преподобного Серафима Вырицкого, одним из вопросов, которые подлежали решению, стал выбор места установки мемориальной доски преподобному. 

Рассматривалось три возможных адреса, по которым проживал в Санкт-Петербурге с 1891 по 1920 год купец Василий Николаевич Муравьев (в 1920 году принявший монашество и впоследствии ставший великим старцем – преподобным Серафимом Вырицким): Казачий пер. д. №7; Гороховая ул. д. №65; Апраксин пер. д. №20, сообщил «Русской народной линии» автор жития преподобного писатель Валерий Филимонов.

Был выбран дом владелицы Апраксина Двора – графини М.Д. Апраксиной – д. №20 по Апраксину переулку, в котором семья Муравьевых проживала с 1905 по 1920 год. В этом же доме с 1912 года находился магазин-салон Муравьевых по торговле мехами и меховыми изделиями, а с 1915 года и оптовый склад.

1

Преподобный Серафим Вырицкий родился в Ярославской губернии в благочестивой крестьянской семье Николая и Хионии Муравьевых и во Святом Крещении был наречен Василием. С детских лет Василий зачитывался житиями святых и имел великое стремление к иноческой жизни, но, приехав после кончины отца в Петербург на заработки, получил совершенно иное благословение от духоносного старца Александро-Невской Лавры: до времени послужить Богу в миру, создать благочестивую семью, а затем, по обоюдному согласию с супругой, принять монашество. Это был подвиг послушания, который длился более 40 лет.

Подвизаясь в Петербурге на коммерческом поприще, Василий Муравьев быстро продвигался по служебной лестнице и уже в 1892 году открыл собственное дело – предприятие по заготовке и продаже пушнины.

Всемилостивый Господь послал молодому петербургскому коммерсанту богомудрого духовного наставника. Им стал старец Гефсиманского скита Свято-Троицкой Сергиевой Лавры иеромонах Варнава (Меркулов). Современники отмечали необыкновенное духовное родство между преподобным Серафимом Саровским и старцем Варнавой, даже надгробия их имели одинаковую надпись: «Он жил во славу Божию!» Так, благодаря отцу Варнаве, Василий стал глубоким почитателем и ревнителем преподобного Серафима.

На коммерческом поприще Василий непрестанно прибегал к помощи батюшки Серафима, которому в отрочестве также приходилось вести торговые дела. Работа не мешала Василию Муравьеву заниматься умным деланием – Иисусовой молитвой, чтением Священного Писания и творений святых отцов.

В сердце своем он всегда носил слова саровского подвижника: «Истинная цель жизни нашей христианской состоит в стяжании Духа Святаго Божиего... Стяжание все равно что приобретение... выгадывайте время для получения небесных благ через земные товары. Земные товары – это добродетели, делаемые Христа ради, доставляющие нам благодать Всесвятаго Духа».

В 26 лет Василий Николаевич Муравьев, по благословению духовника, женился на Ольге Ивановне Нетрониной, которая, подобно супругу, получила благословение вначале создать благочестивую христианскую семью, а затем по взаимной договоренности с мужем принять монашеский постриг. Она также глубоко почитала преподобного Серафима Саровского и впоследствии была пострижена в схиму с именем Серафима. Через несколько лет после женитьбы и рождения двоих детей супруги Муравьевы стали жить, как брат и сестра. В 1903 году Василий и Ольга Муравьевы побывали в Саровской обители на прославлении старца Серафима и привезли несколько икон святого.

Коммерческие дела Василия Николаевича шли весьма успешно. В 1905 году он стал действительным членом Ярославского благотворительного общества. Из значительных доходов развернутой им международной торговли пушниной Василий Муравьев жертвовал на строительство храмов, монастырей, помогал неимущим, вдовам и старикам, оплачивая их жилье, лечение и погребение, оказывал помощь учащимся, содержал воскресные школы, жертвовал беднякам одежду, обувь, продукты, открывал благотворительные столовые. Не перечесть всех дел милосердия, какие совершал этот благочестивый человек.

Между тем на Россию надвигались грозные годы революции, но для супругов Муравьевых приближалось предсказанное им старцами время исполнения их давней мечты о монашестве. После переворота 1917 года Муравьевы закрыли свои коммерческие дела. Из основных капиталов удалось передать 40 тысяч рублей золотом в Александро-Невскую Лавру, а остальное пожертвовать в Иверско-Выксунский и Воскресенский Новодевичий монастыри.

В 1920 году по благословению митрополита Петроградского и Гдовского Вениамина (Казанского) Василий Николаевич принял постриг в Александро-Невской Лавре с именем Варнава – в честь апостола от 70-ти, чье имя носил его духовный отец, а Ольга Ивановна – в Петроградском Воскресенском Новодевичьем монастыре с именем Христина. Вскоре отец Варнава был рукоположен в иеромонаха, нес послушания главного свечника, а затем казначея обители. Был членом Духовного Собора Лавры.

В 1926 году на общем собрании отец Варнава (Муравьев) был избран духовником Лавры и тогда же пострижен в схиму с именем Серафим – в честь преподобного Серафима Саровского.

Для духовного окормления к батюшке приходили миряне, лаврские монахи, священники и даже архиереи, среди которых епископ Шлиссельбургский Григорий (Лебедев) и епископ Колпинский Серафим (Протопопов) – будущие священномученики; епископ Петергофский Николай (Ярушевич) – впоследствии митрополит Крутицкий и Коломенский. Приезжал и архиепископ Хутынский Алексий (Симанский), будущий Патриарх Московский и всея Руси. За 18 лет до избрания владыки Алексия на патриаршество иеросхимонах Серафим предсказал ему будущее первосвятительское служение, указав и срок этого служения – 25 лет. Тогда же завязалась дружба отца Серафима с выдающимся иерархом Русской Православной Церкви митрополитом Серафимом (Чичаговым), автором «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря». Так соединил Господь неразрывными духовными узами трех Серафимов – трех святых Своих.

Пастырское служение иеросхимонаха Серафима (Муравьева), как и вся его жизнь, сопровождались постоянным молитвенным взыванием к Саровскому чудотворцу. «Часто люди, у которых по советам подвижника устраивалась жизнь, приходили с искренними слезами благодарить его, на что смиренный схимник кротко отвечал: “Что я? Преподобного Серафима благодарите – это по его молитвам нисходит к немощам нашим Небесный Врач”». Подобно Саровскому подвижнику, обращавшемуся к приходящим к нему «радость моя», иеросхимонах Серафим называл всех «милыми», «родными», «любимыми». А проникавший до самых глубин души взор отца Серафима вызывал в памяти богомольцев прижизненные портреты его небесного покровителя – преподобного Серафима Саровского.

Господь наградил Своего угодника даром исцеления от нечистых духов. Подражая преподобному Серафиму, лаврский старец, усердно помолившись вместе с недугующим, крестообразно помазывал страждущих маслом от лампады пред образом Пресвятой Богородицы, и больные исцелялись. В умном делании иеросхимонах Серафим также следовал по стопам своего небесного покровителя: особенное значение он придавал Иисусовой молитве и благословлял своих духовных чад учиться ей; говорил, что в условиях безбожного государства она многих может спасти и утешить и что «в самые тяжелые времена удобно будет спасаться тот, кто в меру сил своих станет подвизаться в молитве Иисусовой, восходя от частого призывания имени Сына Божия к молитве непрестанной».

Три года иеросхимонах Серафим нес послушание духовника Александро-Невской Лавры. Старец страдал тяжелой болезнью ног. При обследовании врачи выявили у него и многие другие серьезные недуги, лечение которых требовало перемены климата. Митрополит Серафим (Чичагов) лично настоял на переезде отца Серафима из Ленинграда в Вырицу, который и состоялся в 1930 году.

Переезд отца Серафима в Вырицу состоялся, очевидно, и по особому Промыслу Божию, так как именно с начала 30-х годов по Петроградской епархии и всей стране прокатилась новая волна еще более жестоких репрессий. Воистину гефсиманской стала для монашествующих ночь на 18 февраля 1932 года. В народе ее так и назвали – «святой ночью». В те страшные часы гонители арестовали более 500 иноков. Это было почти все уцелевшее к тому времени в Петрограде монашество. Большинство из них уже не вернулись из лагерей и ссылок, но легли в землю безымянных могил. Русь от края и до края стала крестным путем для миллионов страдальцев...

После переезда в Вырицу к врачам он уже не обращался, говоря: «Буди на все воля Божия. Болезнь - это школа смирения, где воистину познаешь немощь свою...» Первоначально в Вырице батюшку посещали только самые близкие духовные чада, но вскоре к блаженному старцу вновь устремился людской поток. Посетители с раннего утра и до глубокой ночи "осаждали" келлию старца. Часто приезжали целыми группами или семьями. Обеспокоенные родные пытались оградить батюшку от излишних встреч, но в ответ подвижник твердо сказал: «Теперь я всегда буду нездоров... Пока моя рука поднимается для благословения, буду принимать людей!»

Отец Серафим всякий раз сам вызывал к себе тех, кому он был тогда нужнее. Его отзывчивое сердце каким-то особым чутьем всегда улавливало истинное горе в массе пришедшего к нему народа. Каким образом старец находил этих людей, оставалось загадкой – обычно на крыльцо выходила келейница и приглашала пройти в келлию того или иного человека, называя, как правило, его имя и место, откуда он прибыл.

Для множества страждущих отец Серафим был благодетелем, который не только помогал духовно, но и практическими советами, устройством на работу, а также и деньгами через добрых людей. Благодарно принимая пожертвования от посетителей, старец зачастую сразу же раздавал их тем. кто терпел нужду. Все два десятилетия на вырицких квартирах его бессменно окружала одна и та же скромная обстановка – небольшой столик, кожаное потертое кресло, пара стульев, узенькая железная кровать. По детской простоте своей души старец всегда проявлял ту же простоту и в отношении своей внешности. Потертый ватный подрясничек, старенькая полинявшая ряса, все та же летом и зимою теплая скуфеечка – составляли все его одеяние. Если батюшке приносили какие-нибудь новые вещи, он всегда находил, кому их отдать.

Бог даровал старцу Серафиму дар прозрения и пророчества. Как и преподобный Серафим Саровский чудотворец, вырицкий подвижник прозревал новое торжество Православия в России:

Пройдет гроза над Русскою землею,
Народу русскому Господь грехи простит,
И Крест святой Божественной красою
На храмах Божиих вновь ярко заблестит.
И звон колоколов всю нашу Русь Святую
От сна греховного к спасенью пробудит,
Открыты будут вновь обители святые,
И вера в Бога всех соединит.

Эти строки, написанные отцом Серафимом около 1939 года, во время гонений на Церковь, передавали из уст в уста, распространяли в списках, они достигали мест заточения и ссылок. Преподобный Серафим Вырицкий говорил о грядущем возрождении нашей Отчизны, о возобновлении запрещенного тогда колокольного звона, об открытии разоренных храмов и святых обителей, в том числе, о возрождении любимого детища преподобного Серафима Саровского – Дивеевского монастыря.

С Саровским чудотворцем вырицкого подвижника соединяла глубочайшая молитвенная связь, он с благоговением и радостью хранил в сердце образ небесного наставника. Подражая ему, старец принял на себя великий подвиг: в дни, когда позволяло здоровье, молился о спасении России и Русской Православной Церкви в саду на камне пред иконой преподобного Серафима. Икону эту старец привез с Саровских торжеств в 1903 году, на ней батюшка Серафим Саровский изображен коленопреклоненным пред образом Пресвятой Богородицы «Умиление».

Первые молитвенные подвиги преподобного Серафима Вырицкого на камне относятся к 1935 году, когда гонители обрушили на Церковь новые удары. С горячими слезами умолял он Господа о возрождении Русской Православной Церкви и о спасении всего мира. С началом Великой Отечественной войны старец стал совершать моление на камне ежедневно...

Этот непостижимый подвиг он нес, в общей сложности, почти 10 лет! Тогда старец неустанно взывал к своему небесному покровителю, Пресвятой Владычице нашей и Самому Господу Богу:

И в радости, и в горе монах, старик больной
Идет к Святой иконе в саду, в тиши ночной,
Чтоб Богу помолиться за мир и всех людей,
И Старцу поклониться о Родине своей...
Проси за Русь Святую, предивный Серафим,
Умножь молитвы наши предстательством твоим.
Молись Благой Царице, великий Серафим.
Она – Христа десница, Помощница больным,
Заступница убогих, Одежда для нагих,
В скорбях великих многих спасет рабов Своих.
В грехах мы погибаем, от Бога отступив,
И Бога оскорбляем в деяниях своих...

Эти стихи были написаны преподобным Серафимом Вырицким в суровом 1942 году. Сколько людей пришли по его молитвам к покаянию, возвратились в лоно Святой Матери Церкви! Старец вдохновлял их, с твердой уверенностью говоря, что Господь обязательно дарует русскому народу победу, если народ снова обратится к Богу.

Моление на камне – высший молитвенный подвиг. Сущность его раскрывается в житии преподобного Серафима Саровского. Когда один из собеседников святого заметил однажды, что моление на камне превышает всякие человеческие силы, пустынножитель ответил, что, действительно, только благодать Божия укрепляет человека: «“Иначе сил человеческих не достало бы... Внутренне подкреплялся и утешался я этим небесным даром, нисходящим свыше от Отца Светов”. Потом, немного помолчав, прибавил: “Когда в сердце есть умиление, то и Бог бывает с нами”. В этих словах старца высказался дух его моления. Он молился с умилением, и молитвы его были так близки к Богу, что он ощущал в себе присутствие Божие и укреплялся благодатным даром сего чувства». Несомненно, что подобное испытывал и старец Серафим Вырицкий.

Святому был открыт час его перехода в Вечность. За день до кончины вырицкого старца в проеме окна в ослепительном сиянии ему явилась Пресвятая Богородица и жестом правой руки указала на небо. Сообщив об этом родным (как сказал он тогда по смирению своему – Женщина неземной красоты), батюшка благословил их иконками преподобного Серафима Саровского и объявил: «Сегодня принять никого не смогу, будем молиться». Он причастился Святых Христовых Таин и, осенив себя крестным знамением, со словами «Спаси, Господи, и помилуй весь мир», отошел к вечным обителям. Это произошло 21 марта/3 апреля 1949 года в день памяти преподобного Иоанна Лествичника около 2-х часов ночи. Во время траурного шествия перед гробом батюшки несли образ преподобного Серафима Саровского с частицей его святых мощей, как вырицкий старец и предсказывал еще в довоенные годы.

Непостижимая духовная сила, которая соединяет время с Вечностью, собрала в день прощания со старцем многочисленных его почитателей. Эта сила – любовь, которая навеки соединила преподобного Серафима Саровского и преподобного Серафима Вырицкого. Они воистину были родными по духу и ныне предстательствуют у Престола Пресвятой Троицы о заблудших детях Земли.

В.П.Филимонов, автор жития преподобного Серафима Вырицкого


Русская народная линия

Возврат к списку

Новости ДЕЛОРУСа
Православный календарь



Церковнославянский семинар  Русская Православная Церковь Уральский институт бизнеса им. Ильина Русская народная линия
 
Изборский клуб

   Родная Ладога