Военно-патриотическое воспитание
Контактная информация

Адрес: 
195271, Санкт-Петербург,
Кондратьевский пр., д. 75, корп. 2

Тел./факс:
+ 7 (812) 412-57-88
Референт – Анна Кузнецова    

Электронная почта:
anb@delorus.com 








 
АлександроНевское братство


Свято-Троицкая Александро-Невская Лавра

Айвазовский Иван Константинович



«Счастье улыбнулось мне!»

В расцвете своей славы, Айвазовский неожиданно для окружающих принял решение оставить Петербург и навсегда поселиться в родной Феодосии. После завершения осенью 1845 года плавания с адмиралом Литке он обратился в Главный Морской штаб и Академию художеств с просьбой продлить ему пребывание в Крыму для окончания начатых картин с видами черноморских портов, а также сюжетов из путешествия к берегам Малой Азии и Турции. У художника созрел план о строительстве дома и мастерской с тем, чтобы основным местом его жизни оставалась Феодосия.



Для Айвазовского  не было земли лучшей, чем его родные края, хотя природа Феодосии в сравнении с роскошными пейзажами Южного Крыма скупа и сурова. Он любил Италию; ему нравилась Испания с ее жгучим солнцем; он с особым чувством не однажды бывал в Греции, мужественному народу которой он посвятил не одну картину; пересекал Атлантический океан; объездил всю Россию, путешествовал по Волге, жил в Харькове, но домом своим считал Феодосию. «Мой адрес - всегда в Феодосии», - сообщал он в письме Павлу Михайловичу Третьякову.
Наибольшее количество пейзажей в богатейшем творческом наследии художника связано с изображением Черного моря и крымской природы… Каждый год, а иногда и несколько раз в течение года художник уезжал в Петербург, Москву или за границу, но как всякий путешественник, непременно возвращался домой. «Это чувство или привычка – моя вторая натура. Зиму я охотно провожу в Петербурге, но чуть повеет весной, меня тянет в Крым, к Черному морю», - признавался Айвазовский.
Дом художник начал строить на окраине Феодосии, на пустынном в ту пору берегу, у самого моря. Айвазовский задался целью сделать дом не только удобным для жизни и работы, но намеревался устроить в нем и художественную школу «по части живописи морских видов, пейзажей и народных сцен». К 1848 году дом и рабочая мастерская были построены, а в 1865 году художник открыл и задуманную им школу, она стала называться «Общая мастерская».
В новый дом весной 1848 года Айвазовский привез молодую жену Юлию Яковлевну Гревс, англичанку по происхождению, дочь петербургского врача. Она была юна, красива и широко образована. Художник увидел ее в одном из богатых петербургских домов, где она служила гувернанткой. Одному из своих друзей он писал: «Теперь я спешу сказать Вам о моем счастье. Правда, я женился как истинный артист, то есть влюбился как никогда. В две недели было все кончено. Теперь после восьми месяцев говорю Вам, что  я так счастлив, что я не воображал половину этого счастья. Лучшие мои картины то, которые написаны по вдохновению, так, как я женился».
1840-1860 годы были самой счастливой жизненной и творческой порой Айвазовского. В 1850 году он показал в Петербурге самую знаменитую свою картину «Девятый вал». Он первым из русских художников стал изображать степные пейзажи, которые напоминали  ему безбрежные морские просторы. Позже художник следующего поколения Архип Куинджи, начинавший учиться у Айвазовского, в своем творчестве по-своему раскроет неповторимую красоту степного пространства.
Ни один другой художник не мог сравниться с Айвазовским в просветительской деятельности. В течение жизни им было устроено более 120 персональных выставок, все они носили благотворительный характер. Сборы от выставок шли в помощь нуждающимся студентам, на создание библиотек, вдовам художников, инвалидам войны.
Натура Айвазовского, его характер искали общественного приложения и деятельного претворения в жизнь задуманных дел. Обосновавшись в Феодосии, он приступил к давно намеченным археологическим раскопкам в окрестностях города. В течение весны-лета 1853 года Айвазовский раскрыл пять курганов. Он сообщал в Петербург о результатах находок и писал, что в четырех курганах, к сожалению, ничего не обнаружено, а в пятом найдены «золотая женская головка, самой изящной работы, и несколько золотых украшений, а также куски прекрасной этрусской вазы.  Эта находка дает надежду, что древняя Феодосия была на этом же месте. Я в восхищении от Феодосии!». Художник отправил драгоценные находки в  Петербург, и ныне они находятся в коллекции Государственного Эрмитажа. А в 1871 году в высокой части города, на горе Митридат, Айвазовский построил археологический музей, своим обликом напоминающий античные храмы. Его стараниями музей пополнялся древностями, найденными в окрестностях Феодосии или привезенными художником из многочисленных путешествий.
В жизни родного города Айвазовский принимал самое деятельное участие. Его интересовало, например, где и как строятся новые дома, и ему небезразлично было, какой архитектурный облик приобретет Феодосия. Он стремился к тому, чтобы всякое затеваемое им дело, приносило пользу городу и горожанам.
Феодосия страдала отсутствием питьевой воды, жители собирали ее по каплям в городских фонтанах. Художник составил дарственную и обратился к городским властям: «Не будучи в силах далее оставаться свидетелем страшного бедствия, которое из года в год испытывает от безводья  население города, я дарю ему 50 000 ведер в сутки чистой воды из принадлежащего мне Субашинского источника», Это был щедрый и великодушный дар. В знак благодарности горожане возвели в центре города фонтан-памятник, одним из украшений которого стала бронзовая палитра, увитая лаврами с надписью «Доброму гению», На средства Айвазовского были поставлены еще два фонтана, один из которых он посвятил памяти градоначальника Феодосии А.И.Казначеева.
Благодаря стараниям Айвазовского и его настойчивости был расширен и благоустроен феодосийский порт, что дало работу многим жителям,  а также  проведена железная дорога в Феодосии.
Но наибольшей его заботой была художественная жизнь города. Стараниями Айвазовского  был создан археологический музей, открыта библиотека, построен концертный зал в центре Феодосии и, наконец, в 1880 году при его доме открылась  картинная галерея, которую он завещал родному городу со всеми находящимися там на день  его кончины картинами.
Айвазовский был общителен и гостеприимен. В его доме, открытом для всех, не только обсуждались городские дела, но и рождались новые идеи по улучшению жизни феодосийцев. При жизни Айвазовского дом был художественным и духовным центром не только Феодосии, но всего Южного Крыма. Гостями Айвазовского были  многие известные деятели русского искусства. К нему приезжали Иван Шишкин, Илья Репин, Николай Дубовский, Архип Куинджи, здесь его посетил и основатель Третьяковской галереи Павел Третьяков. На сцене специально устроенной в выставочной зале галереи, выступали  выдающиеся музыканты: Антон Рубинштейн, Генрик Венявский, Александр Спендиаров, артист малого театра Константин Варламов и многие другие.
Феодосийцы  считали Айвазовского душой города, своим добрым гением. В знак безграничного уважения к его личности и деятельности, «в уважение особых заслуг, оказанных им городу», Феодосия признала его своим Почетным гражданином.
Семидесятые годы для Айвазовского – время размышлений, духовной зрелости, осмысления творчества и жизни. Самые глубокие и серьезные по своим живописным задачам холсты   созданы именно в эти десятилетия. Один из проницательных критиков художника Иван Крамской писал: «Никто  не может сказать, чем может разрешиться в будущем И.К.Айвазовский. Одно время, лет 10 назад, казалось, что талант его исписался, иссяк, и что он только повторяет себя, но в последнее время он делает опять доказательства своей огромной живучести».
Его привлекали библейские и евангельские темы, заключающие  в себе общечеловеческий смысл. Возникли циклы картин «Хождение по водам», «Христос на берегу Галилейского озера», «Переход евреев через Чермное море», «Сотворение мира». Его волновали события космического характера, грандиозные земные катаклизмы. Вслед за Карлом Брюлловым он написал «Извержение Везувия», «От штиля к урагану».
В уважение к его заслугам флорентийская Академия художеств, признав его в 1876 году своим членом, заказала Айвазовскому автопортрет для галереи Уффици, где размещаются автопортреты самых выдающихся мастеров живописи.
27 сентября 1887 года Россия отмечала пятидесятилетие творческой деятельности выдающегося живописца. «Торжества и самые чествования художника носили грандиозный, почти небывалый еще у нас в России характер», - свидетельствовал один из современников. К юбилейному дню Айвазовский открыл в античной галерее Академии художеств, где проходило чествование, выставку вновь написанных картин. «Продолжайте наделять отечественное искусство прекрасными плодами своего творчества на гордость Академии, на славу России», - напутствовали Айвазовского его собратья по искусству.
Он был не молод, но также как и в молодые годы продолжал неустанно трудиться. Без творчества, ежедневной работы он не мыслил  жизни.  Отвечая своему биографу Н.Н.Кузьмину, он писал за полгода до смерти: «На Ваш вопрос, какие картины я считаю лучшими, я ответить не могу, положительно в каждой есть что-нибудь удачное. Между всеми моими произведениями, которых, вероятно, в свете  до 6000, я не могу выбрать. Вполне они меня не удовлетворяют. И теперь поэтому продолжаю я писать. Я стараюсь, по возможности, исправить прежние недостатки… Благодаря Богу, я чувствую себя здоровым и нисколько не ослабевшим к искусству. Доказательство тому – нынешнее лето – я не помню, чтобы в продолжение 60-летней деятельности я так много бы писал. О достоинстве их я не скажу, но что их писал с большой страстью – это верно». С такой же страстью он работал и в последний день своей жизни: 19 апреля 1900 года на мольберте  стоял холст с начатой картиной «Гибель корабля» - она осталась незаконченной.
С художником прощался весь город. Дорога к церкви Святого Сергия была усыпана цветами. Последние почести своему художнику отдавал военный гарнизон Феодосии.
На склоне лет, словно подводя итог своей жизни, Айвазовский сказал собеседнику: «Счастье улыбнулось мне». Его большая жизнь, охватившая почти весь XIX век, от его начала до самого конца, была прожита спокойно и достойно. В ней не было бурь и катаклизмов, столь  частых на картинах мастера. Он ни разу не усомнился в правильности избранного пути и до конца столетия донес заветы романтического искусства, с которого начинался его творческий путь, стремясь сочетать повышенную эмоциональность с реалистическим изображением природы, особенно моря - бывшего всю жизнь для Айвазовского самым высоким мерилом творчества. О самом же художнике можно также сказать словами любимого им А.С.Пушкина: «Он был, о море, твой певец».



Подготовила Ольга Спешилова
по книге «Иван Айвазовский» (Москва, 2006)



Возврат к списку материалов

Новости ДЕЛОРУСа
Православный календарь



Церковнославянский семинар rosnasledie.ru  Русская Православная Церковь русиздат.рф Уральский институт бизнеса им. Ильина Русская народная линия Тверской православный молодежный клуб
 
Изборский клуб


   Родная Ладога