Военно-патриотическое воспитание
Контактная информация

Адрес: 
195271, Санкт-Петербург,
Кондратьевский пр., д. 75, корп. 2

Тел./факс:
+ 7 (812) 412-57-88
Референт – Анна Кузнецова    

Электронная почта:
anb@delorus.com 








 
АлександроНевское братство


Свято-Троицкая Александро-Невская Лавра
18.05.2010

ИКОНОГРАФИЯ СВЯТЫХ КНЯЗЕЙ БОРИСА И ГЛЕБА

Первые иконы князей Бориса и Глеба появились вскоре после их гибели. Предположительная дата канонизации святых князей относится к 1072 г., но их прославление началось гораздо раньше. Начало ему положило знамение от могилы страстотерпцев, находящейся у церкви Василия Великого в Вышгороде. Некоему варягу, случайно наступившему на захоронение, опалило ноги внезапно вспыхнувшим из земли пламенем. Об этом сообщили князю Ярославу и митрополиту Иоанну. По велению князя и при участии владыки раки с телами вскрыли. Обнаруженные в них нетленные мощи Бориса и Глеба установили в большой пятиглавой деревянной Борисоглебской церкви, построенной по инициативе митр. Иоанна на месте сгоревшей церкви Василия Великого. Для нее, согласно указаниям VII Вселенского Собора, была написана первая икона, которая в точности воспроизводила облик святых братьев, известный по нетленным мощам.

Описание внешности святого князя Бориса дано в тексте раннего жития «Сказание, и страсти, и похвала святая мученику Борису и Глебу»: «…Телом бяше красьн, высок, лицьмь круглъмь, плечи велице, тънък в чресла, очима добраама, весел лицьмь, борода мала и ус млад бо бе еще, светяся цесарьскы, крепък телъмь, вьсячьскы украшен акы цвет цвьтый в уности своея». Сведений об облике князя Глеба не сохранилось. Но так как он был младшим братом Бориса, то его представляли юным и безбородым, с длинными кудрями, ниспадающими на плечи. Важными источниками иконографии святых князей стали их древние надгробные изображения, исполненные по инициативе князя Владимира Мономаха. В 1102 г. на раке были установлены серебряные позолоченные пластины, а в 1115 г. в связи с перенесением мощей в новую каменную церковь гробницы украсили драгоценным убором с рельефными фигурами на серебряных досках. Впоследствии на Руси установилась традиция приносить клятвы верности при заключении договоров у гробницы святых братьев.

Русский народ почитал святых братьев Бориса и Глеба как защитников Русской земли от внешних и внутренних врагов и славил их как мучеников, исполнивших главную заповедь Христову «Да любите друг друга». Не желая вражды с братом, Борис и Глеб добровольно отказались от законного права на власть и предпочли земному княжескому уделу Царствие Небесное. Своим подвигом они освятили русскую княжескую, а затем царскую систему власти, предполагавшую смиренное послушание младших князей старшим и мудрое и справедливое отношение старших к младшим.

            Святых Бориса и Глеба почитали как миротворцев, способствующих сохранению мира на родной земле и препятствующих междоусобице. Уже в домонгольский период XII–ХIII вв. было построено большое количество Борисоглебских церквей (в Вышгороде, на реке Льте близ Переяславля, на реке Смядыни близ Смоленска, в Кидекше близ Суздаля, в Чернигове и в Детинце в Новгороде), в которых хранились иконы с их образами.  

           В ранних изображениях святые князья Борис и Глеб представлены вдвоем в княжеском одеянии и при оружии. Они изобразительно повторяют слова похвалы из «Сказания, и страсти»: «Ваю пособием и защищениемь князи наши противу въстающая державно побеждають… вы бо… земля Русскыя забрала, и утвьржение, и меча обоюду остра, имаже дьрзость поганьскую низълагаем и дияволя шатания в земли попираем».

            Так как Борис и Глеб – первые святые, канонизированные Русской Православной Церковью, то важным признаком их иконографии являются национальные черты, особенно ярко отраженные в княжеском одеянии. Святые братья облачены в длинные рубахи и воинские плащи, тогда как другие святые воины и мученики изображались в древнеримском хитоне и гиматии (иногда в доспехах). В некоторых случаях Бориса и Глеба изображали в мантиях, характерных для норманнских королей Сицилии. На головах Бориса и Глеба русские шапки, отороченные мехом. В руках братья держат крест и меч – символы мученичества и воинской доблести.

            В иконописном подлиннике XVIII в. князья описаны так: «Борис подобием рус, власы мало с ушей, брада невелика аки Космина, на главе шапка, опушка соболья, ризы на нем княжеские, шуба бархатная, выворот черной соболей, исподняя риза зеленая камчатная, в руке крест, в другой меч в ножнах…Глеб подобием млад, лицем бел, власы с ушей кратки мало, очень кудреваты, на главе шапка, опушка соболья, ризы княжеские, шуба камчатная, выворот соболей, исподняя риза лазоревая камчатная, в руке крест, в другой меч в ножнах».   

            В монгольский период и последующую эпоху возрождения русской культуры XIII–XV вв. иконография святых Бориса и Глеба не изменялась. С XIV в. распространение получили иконы, где князья представлены на конях, препоясанные мечом и с копьями в руках. В правом углу таких композиций в небесном сегменте показана благословляющая десница Господа или Сам Иисус Христос. Такая иконография восходит к образам «Чудо Георгия о змии», святых Димитрия Солунского, Федора Стратилата и Федора Тирона. Как правило, Борис изображается смотрящим вперед, а Глеб обращенным к старшему брату. Этим изографы подчеркивали духовное единство братьев. 

Во 2-й половине XIV в. появились житийные иконы. В их клеймах внимание изографа сосредоточено на показе кротости, смирения и любви братьев, а также прославлении их подвига. Редкий сюжет «Увенчание Бориса и Глеба мученическими венцами» представлен в клейме иконы «Святые Борис и Глеб в житии» из Борисоглебской церкви в Запрудах в Коломне (конец XIV в.). Позже иконография житийных икон усложнилась. В среднике вместе с Борисом и Глебом может изображаться их отец – святой равноапостольный князь Владимир, а в клеймах – сцены великокняжеских приемов у князя Владимира, совместного моления Бориса и Глеба перед образом Спаса Нерукотворного, предыстория мученичества святых князей от Крещения Руси до крещения каждого из братьев. Особое место в житийных изводах отведено изображению посмертных чудес, происходивших на их могиле. Иногда в клейма житийных икон включают сюжеты небесной помощи Бориса и Глеба «своим сродникам» – славным защитникам Русской земли. Согласно преданию, братья помогли благоверному князю Александру Невскому в битве на Чудском озере, князю Андрею при взятии Ландскрона, князю Димитрию Донскому на Куликовом поле, царю Иоанну Грозному в Казанском походе.

            В монументальной живописи образы святых Бориса и Глеба связаны с темой невинной жертвы, искупления и духовного исцеления. Самым ранним изображением святых Бориса и Глеба стала роспись Спасо–Преображенской церкви на Нередице (1199 г.), где святые князья представлены во главе молящейся процессии за княжеский род, с двух сторон подходящей к Божией Матери. Святых братьев могут изображать в диаконнике в непосредственной близости от «Евхаристии», как в соборе Рождества Богородицы во Пскове (1113 г.), рядом со святыми целителями Космой и Дамианом, как в церкви Спасо-Преображения на Ковалеве близ Новгорода (1380 г.), на подкупольных столбах, как в храмах Московского Кремля. Святые братья включаются в композицию «Избранные святые», где они, согласно иерархии, изображаются ниже Отцов Церкви, но выше мучеников и целителей.

   В конце XIV–XV вв. сложилась иконография святых Бориса и Глеба, стоящих по обе стороны от отца, святого князя Владимира (роспись церкви Федора Стратилата на Ручью, 1380–90-е гг.; икона из новгородского Софийского собора конца XV в.). Все трое представлены в богатых княжеских шубах с крестами и мечами в руках. Так в Византии изображали императоров. В России эти иконы получили распространение в княжение великого князя Василия II и последующую эпоху формирования Московского царства. Они знаменовали концепцию «Москва – Третий Рим», которая легла в основу Русской государственности. Образ князя Владимира – крестителя Руси соотносился со святым императором Константином Великим, а Борис и Глеб – славные потомки великого отца – свидетельствовали о богоизбранности России – достойной преемницы Византийской империи. Эта идея изобразительно утверждается в росписи собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря, исполненной Дионисием (1502 г.), где русские святые сопоставлены с другими святыми, имевшими похожие судьбы. Например, святые князья Владимир, Борис и Глеб изображены с великомучеником Евстафием Плакидой, о котором упоминается в житии Бориса и Глеба, как об отце, потерявшем детей.

            С XVI в. образы Бориса и Глеба включают в иконографии, посвященные прославлению Богоматери: «О Тебе радуется» и «Покров Пресвятой Богородицы», а в царствование Бориса Годунова иконы святых князей-страстотерпцев становятся особенно популярными. Мастера годуновской школы изображали святых князей вместе с небесными покровителями членов семьи царя Бориса: равноапостольной Марией Магдалиной (святая жены), священомучеником Федотом Киринейским (второй покровитель царя), великомучеником Федором Стратилатом (святой покровитель сына), преподобной Ксенией (святая покровительница дочери). Такие изводы нередко подвергались критике, так как в них нарушен принцип парности Бориса и Глеба (иногда Глеб вообще отсутствовал). Изображая святых порознь, художники разрушали догматический и морально-нравственный смысл их иконографии. 

В последующие столетия парная иконография князей Бориса и Глеба в рост или на конях не претерпевала изменений. 

В. Гусакова. По материалам энциклопедии «Святая Русь»

Возврат к списку

Новости ДЕЛОРУСа
Православный календарь



Церковнославянский семинар  Русская Православная Церковь Уральский институт бизнеса им. Ильина Русская народная линия
 
Изборский клуб

   Родная Ладога